Что делали дети во время вов. Дети войны. Они выжили. Они помнят. Они рассказывают

На войне дети, военное детство. Подвиги детей на войне

Что делали дети во время вов. Дети войны. Они выжили. Они помнят. Они рассказывают

22 июня 1941 года для основной части людей начиналось как обычный день. Они даже не знали, что в скором времени уже не будет этого счастья, а у детей, которые родились или будут рождены с 1928 по 1945 годы, украдут детство. Страдали на войне дети не меньше, чем взрослые. Великая Отечественная война навсегда изменила их жизнь.

Дети на войне. Дети, разучившиеся плакать

На войне дети разучились плакать. Если они попадали к фашистам, то быстро понимали, что плакать нельзя, иначе застрелят. Их называют «дети войны» не по причине даты их рождения. Война их воспитала. Им пришлось увидеть настоящий ужас. Например, часто фашисты стреляли в детей просто для забавы. Они это делали только для того, чтобы посмотреть, как те в ужасе разбегаются.

Могли и выбрать живую мишень просто для того, чтобы поупражняться в меткости. Дети же не могут тяжело работать в лагере, значит, их можно безнаказанно убивать. Так думали фашисты.

Впрочем, иногда в концлагерях находилась работа для детей.

К примеру, они часто были донорами крови для солдат армии Третьего рейха… Или их могли заставить убирать пепел из крематория и зашивать его в мешки, чтобы потом удобрять землю.

Дети, которые были никому не нужны

Нельзя поверить, что работать в лагеря уезжали по доброй воле. Эту «добрую волю» олицетворяло дуло автомата в спину. Пригодных и непригодных для работы фашисты «сортировали» очень цинично. Если ребенок дотягивался до отметки на стене барака, то он был годен работать, служить «Великой Германии».

Не дотягивался – отправляли в газовую камеру. Малыши не были нужны Третьему рейху, поэтому участь у них была только одна. Впрочем, и дома далеко не всех ждала счастливая судьба. Очень многие дети на Великой Отечественной войне потеряли всех своих родных людей.

То есть на Родине их ждал только детский дом и полуголодная юность во время послевоенной разрухи.

Дети, воспитанные трудом и настоящей доблестью

Очень многие дети уже в 12 лет вставали к станкам на фабриках и заводах, работали на стройках наравне со взрослыми. Из-за далеко не по-детски тяжелого труда они рано взрослели и заменяли своим братьям и сестрам погибших родителей.

Именно дети на войне 1941-1945 гг. помогали держать на плаву, а затем восстановить хозяйство страны. Говорят, что на войне детей не бывает. Это на самом деле так.

На войне они работали и сражались наравне со взрослыми, как в действующей армии и тылу, так и в партизанских отрядах.

Было обычным делом, что многие подростки прибавляли себе год-два и уходили на фронт. Многие из них ценой своей жизни собирали оставшиеся после боев патроны, пулеметы, гранаты, винтовки и другое оружие, а затем передавали их партизанам. Многие занимались партизанской разведкой, работали связными в отрядах народных мстителей.

Они помогали нашим подпольщикам устраивать побеги военнопленных, спасали раненых, поджигали немецкие склады с оружием и продовольствием. Что интересно, на войне воевали не только мальчики. Девочки это делали с не меньшим героизмом.

Особенно много таких девочек было в Белоруссии… Смелость, сила духа этих детей, способность к самопожертвованию ради только одной цели, внесли огромный вклад в общую Победу. Всё это так, но эти дети гибли десятками тысяч… Официально в нашей стране на этой войне погибло 27 миллионов человек. Военнослужащих из них – лишь 10 миллионов.

Остальные – мирные жители, в основном женщины и дети. Дети, погибшие на войне… Их число невозможно посчитать точно.

С первых дней войны дети хотели всеми возможными способами помочь взрослым. Они строили укрепления, собирали металлолом и лекарственные растения, принимали участие в сборе вещей для армии. Как уже было сказано, дети сутками трудились на заводах взамен отцов и старших братьев, ушедших на фронт.

Они собирали противогазы, делали дымовые шашки, взрыватели для мин, запалы для ручных гранат. В школьных мастерских, в которых до войны у девочек проходили уроки труда, они теперь шили белье и гимнастерки для армии. Вязали и теплые вещи – носки, варежки, шили кисеты для табака. Дети помогали и раненым в госпиталях.

Кроме того, они писали под их диктовку письма для родных и даже ставили концерты и спектакли, которые вызывали улыбку у взрослых мужчин, измученных войной. Подвиги совершаются не только в боях. Всё вышеперечисленное – это тоже подвиги детей на войне.

А голод, холод и болезни в два счета расправлялись с их жизнями, которые еще не успели толком начаться….

Сыны полка

Очень часто на войне, наравне со взрослыми, воевали подростки 13-15 лет. Это не было чем-то очень уж удивительным, т. к. в русской армии с давних времен служили сыны полка. Чаще всего это был юный барабанщик или юнга.

На Великой Отечественной войне это обычно были дети, лишившиеся своих родителей, убитых немцами либо угнанных в концлагеря. Это было лучшим вариантом для них, т. к. остаться одному в оккупированном городе было самым ужасным. Ребенку в такой ситуации грозила только голодная смерть.

Кроме того, фашисты иногда забавлялись и кидали голодным детям кусок хлеба… А потом стреляли очередью из автомата. Именно поэтому части Красной Армии, если проходили по таким территориям, очень чутко относились к таким детям и нередко забирали их с собой.

Как упоминает маршал Баграмян, часто смелость и изобретательность сыновей полка поражала даже бывалых солдат.

https://www.youtube.com/watch?v=TtmNtjBBWao

Подвиги детей на войне заслуживают не меньшего уважения, чем подвиги взрослых. По информации Центрального архива министерства обороны России, в рядах армии во время Великой Отечественной войны сражалось 3500 детей, чей возраст составлял меньше 16 лет.

Впрочем, эти данные не могут быть точными, т. к. в них не учитывались юные герои из партизанских отрядов. Пятеро были удостоены высшей воинской награды.

О троих из них мы поговорим подробнее, хотя это были далеко не все, особо отличившиеся на войне дети-герои, которые заслуживают упоминания.

Валя Котик

14-летний Валя Котик был партизаном-разведчиком в отряде имени Кармелюка. Он – самый юный герой СССР. Он выполнял поручения Шепетовской военной организации по разведке. Его первым заданием (и он его успешно выполнил) было ликвидировать отряд полевой жандармерии. Это задание было далеко не последним. Валя Котик погиб в 1944 году, через 5 дней после того, как ему исполнилось 14.

Леня Голиков

16-летний Леня Голиков был разведчиком Четвертой Ленинградской партизанской бригады. С началом войны он ушел в партизаны. Худенький Леня выглядел даже младше своих 14 лет (именно столько ему было во время начала войны).

Он под видом нищего обходил деревни и передавал важные сведения партизанам. Леня участвовал в 27 боях, подрывал автомашины с боеприпасами и более десятка мостов. В 1943 его отряд не смог выбраться из окружения. Выжить удалось немногим.

Лени среди них не было.

Зина Портнова

17-летняя Зина Портнова была разведчицей партизанского отряда имени Ворошилова на территории Белоруссии. Также она была членом подпольной комсомольско-молодежной организации «Юные мстители». В 1943 году ей поручили выяснить причины развала этой организации и наладить связь с подпольем. По возвращении в отряд ее арестовали немцы.

Во время одного из допросов она схватила пистолет фашистского следователя и застрелила его и еще двоих фашистов. Она пыталась бежать, но ее схватили. Как упоминается в книге «Зина Портнова» писателя Василия Смирнова, девочку пытали жестко и изощренно, чтобы она назвала имена других подпольщиков, но она была непоколебима.

За это фашисты называли ее в своих протоколах «советской бандиткой». В 1944 году ее расстреляли.

Источник: https://FB.ru/article/147078/na-voyne-deti-voennoe-detstvo-podvigi-detey-na-voyne

Дети – герои Великой Отечественной войны и истории их подвигов

Что делали дети во время вов. Дети войны. Они выжили. Они помнят. Они рассказывают

Перефразируя известное выражение, скажем, что у войны не детское лицо.

Но наряду со взрослыми ковали нашу победу обычные мальчишки и девчонки, терпели лишения, не боялись встретиться с врагом лицом к лицу, смотрели смерти в глаза, выполняли секретные задания, не сдавали своих даже под страшными пытками.

У них не было времени на детство, но зато они рано почувствовали ответственность за судьбу своей Родины. О некоторых из них, детях –героях войны, сегодня и пойдет речь.

Зина Портнова (1926-1944)

Зина Портнова

Зина и ее сестра не должны были оказаться в самом центре военных событий, но судьба распорядилась по-своему. Впрочем, в жизни девушки было много фатальных и знаковых случайностей. Именно благодаря им о подвиге подростка узнала вся страна, но произошло это спустя лишь десять лет.

Зина – простая девочка из Ленинграда часто ездила на каникулы к родственникам в Белоруссию. Не стало исключением и лето 1941 года, когда девушка-подросток вместе с сестренкой Галей отправилась отдыхать. Тогда они не знали, что скоро их жизнь разделится на до и после.

Вскоре девочки оказались на территории, которую захватили нацисты. Они пытались вернуться в родной Ленинград, но не влезли в вагон. Позже пришло известие, что тот поезд разбомбили немцы.

https://www.youtube.com/watch?v=CIdw5nD1pX0

Вскоре девушка оказалась в отряде «Юные мстители», члены которого, такие же подростки, распространяли листовки об истинном положении дел на фронте и добывали ценную информацию о врагах.

Ребятам помогал партизанский отряд, расположившийся неподалеку, передавал боеприпасы, давал задания.

Так младшим воинам удалось взорвать электростанцию, подорвать единственную водокачку, сорвать работу нескольких заводов, организовать взрывы на железной дороге.

Сама Зина же устроилась в столовую врагов черноробочей, заодно выведывая обстановку в стане недругов. Летом 1943 года стало известно, что фашисты планируют отправить местных жителей работать в Германию. Тогда Портнова увела сестренку в партизанский отряд, а сама вернулась, чтобы выполнить еще одно задание.

Пионерка подсыпала в суп яд, в результате чего скончались примерно 100 немецких офицеров. Конечно же, под подозрением сразу оказалась Зина. Чтобы доказать свою невиновность, ей пришлось съесть целую тарелку отравленной еды. Вероятно, яд не успел осесть на дне котла, но девочка осталась жива. Она добралась до партизан, где ее поставили на ноги.

Портнову поймали во время выполнения очередного задания. Но и во время допроса она едва не совершила побег, схватив лежащий на столе пистолет, застрелив немецкого следователя и по пути расправившись еще с двумя офицерами.

Однако далеко уйти партизанке не удалось. Специально или нет, с девушкой фашисты расправиться не спешили. Однажды она, измученная, бросилась под колеса проезжающей грузовой машины, но ее вытащили и продолжили истязания. В 17 лет девушка полностью поседела.

После страшных пыток Зину казнили.

В 1955 году журналист Владимир Хазанский случайно узнал от командира партизанского отряда о деятельности «Юных мстителей», в том числе и о подвиге Зины Портновой. Благодаря статье «Это было под Витебском» о девушке узнала вся страна, Героя СССР ей было решено присвоить спустя три года посмертно.

Отрывок из книги В. И. Смирнова «Зина Портнова»:«Вновь переведенная в одиночную камеру, свою последнюю ночь Зина провела в полузабытьи.Она уже ничего не видит. У нее выколоты глаза… Фашистские изверги отрезали ей уши… У нее вывернуты руки, раздроблены пальцы… Неужели когда-нибудь придет конец ее мукам!.. Завтра все должно кончиться. И все же эти палачи ничего от нее не добились. Она давала клятву в верности Родине и сдержала ее. Она клялась мстить беспощадно врагу за то горе, которое он принес советским людям. И она отомстила как смогла».

Марат Казей (1929-1944)

Марат Казей

У семьи подростка были непростые взаимоотношения с существующей властью: родители получили срок за «вредительство», а отец был признан «врагом народа», но его близкие не стали мстить. Более того, мать Казея прятала в своем доме партизан, за что и была убита нацистами.

Тогда парню было 13 лет, и он с сестренкой ушел к партизанам. Вскоре девочку эвакуировали, а брат остался помогать своим. Юный воин успел даже получить медаль «За отвагу!» за то, что поднял солдат в бой и сумел выбраться из окружения врагов.

Весной 1944 года парень вместе со взрослым товарищем возвращался, выполнив очередную боевую задачу. Тут их и настигли фашисты. Сослуживец был убит, а Марат продолжал отстреливаться. Когда пули закончились, юный боец пустил в ход гранату, подождав, когда немцы окажутся рядом с ним.

Ариадна Казей, сестра Марата:«Марат ходил в шинели и гимнастёрке, которые ему были сшиты отрядным портным. На поясе всегда носил две гранаты. Одну справа, другую слева.

Однажды я спросила его: почему бы обе не носить с одной стороны? Он ответил как бы шуткой: чтобы не перепутать – одну немцам, другую себе. Но взгляд при этом был совершенно серьёзным».

Звание Героя Советского Союза юный партизан получил посмертно лишь спустя 20 лет после победы.

Леня Голиков (1926-1943)

Леня Голиков

Сразу после начала войны, 15-летний Леня Голиков решил помогать партизанскому отряду. Хотя щупленький подросток не выглядел на свой возраст, но оказалось, что недооценивать его не стоит. Тем более немцы даже и подумать не могли, что мальчик-нищий, который бродил по улицам, собирал по крупицам важные сведения.

https://www.youtube.com/watch?v=tGUdi81XMeI

Храбрый парень не боялся идти в бой и бесстрашно проникал в стан врагов, надеясь получить важные сведения. Однажды Голикову пришлось в одиночку обезвреживать немецкого генерала. Мальчишка бросил гранату под машину офицера.

Но тот, выбравшись из транспорта, бросился бежать, взяв с собой чемодан с важными документами и отстреливаясь от преследователя. Леня почти километр гнался за фашистом и все же смог добить его.

А полученная информация оказалась настолько важной, что отправилась прямиком в Главный штаб.

«Золотая звезда» и Герой Советского Союза – так был оценен подвиг юноши. Однако получить награды он не успел: зимой Леня пал в бою.

Из наградного листка Голикова:«Участвовал в 27 боевых операциях, истребил 78 немецких солдат и офицеров, взорвал 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, подорвал 9 автомашин с боеприпасами… 12 августа в новом районе боевых действий бригады Голиков разбил легковую автомашину, в которой находился генерал-майор инженерных войск Ричард Виртц, направляющийся из Пскова на Лугу».

Валя Котик (1930-1944)

Валя Котик

Война застала смелого юношу в родной Украине, когда он едва отучился 5 классов. В занятом фашистами родном селе он вел свою войну: не только добывал особо важные сведения для своих, но и рисовал карикатуры на немцев и расклеивал в местах, где листовки могли увидеть больше людей.

Но однажды Вале и его друзьям дали настоящий взрослый приказ: ликвидировать начальника полевой жандармерии. Свою задачу Котик тогда выполнил сполна: вместе с важным офицером были уничтожены семеро солдат, еще 30 — ранены.

Мальчишка совершил еще немало подвигов: он подорвал склад, помог уничтожить шесть поездов, нашел кабель связи, спрятанный под землей, и ликвидировал его. В конце октября 1943 года Валя стоял на посту и заметил, что немцы собираются устроить облаву. Он уничтожил одного из членов фашистского командования, объявил тревогу, благодаря чему его отряд успел принять бой.

Не стало отважного партизана весной: он не смог оправиться после тяжелого ранения. Валя Котик стал самым молодым обладателем звания Героя СССР (тогда он едва успел отпраздновать свое 14-летие).

Отрывок из книги Гусейна Дадаш-оглы Наджафова «Валя Котик»:«Санитары бережно уложили его на подводу. Валик слабеющим голосом попросил:— Поднимите меня… Я хочу видеть… я хочу стоять… Вот так… хорошо… как хорошо… Танки!.. Наши!..Мёртвое тело мальчика повисло на руках санитара…»

Саша Чекалин (1925-1941)

Саша Чекалин

Война застала вчерашнего восьмиклассника Сашу неожиданно. Уже в октябре немцы оккупировали его родную деревню, и юноша оказался в отряде партизан «Передовой». Правда, Чекалин прослужил всего лишь месяц, но и за это короткое время ему удалось проявить себя.

Уже к концу осени отряд Саши успел немало досадить недругам: сжег склады, заминировал автомобили, спустил с рельсов поезда, забрал немало жизней врагов. Однажды партизанам вместе с Чекалиным дали приказ уничтожить машины противников у города Лихвин Тульской области. Несколько автомобилей были сразу взорваны, а одна пыталась проскочить. Тогда юноша «добил» ее гранатой.

Вскоре Саша простыл, и командир разрешил ему подлечиться в доме одного из местных. Но нашелся человек, который сообщил фашистам про больного юношу. Когда враги пришли за подростком, он пытался безрезультатно взорвать гранату.

Чекалина схватили, пытали, но, ничего не добившись, повесили на центральной площади. Более того, немцы не разрешили убрать тело юного партизана, дабы показать, что будет со всеми, кто посмеет пойти против них.

И только тогда, когда советские войска освободили Лихвин, Александра похоронили со всеми почестями. А в 1942 году Чекалину посмертно присвоили звание Героя СССР.

Отрывок из рассказа Надежды Чекалиной «Мой сын»:«И позднее доходили слухи о Шуре – самом молодом партизане отряда. Рассказывали, как напали на него десять фрицев. Шестерых он взорвал гранатой, троих уложил из винтовки, десятый убежал. Много рассказов ходило про моего Шуру. Есть чем гордиться матери, есть о ком плакать».

Володя Дубинин (1927-1942)

Володя Дубинин

14-летний Володя встретил войну в родном Крыму. Его отец ушел на фронт, а юноша с матерью остались в Керчи. Вскоре город захватили фашисты, и Володя вместе с партизанским отрядом обосновались в подземных каменоломнях. Немцы, узнав об этом, начали заливать цементом катакомбы.

Получилось, что взрослые остались заблокированными в подземелье, и только дети могли пролезать в узкие ходы и узнавать о том, что происходит извне. Вскоре лазы стали настолько маленькими, что только Дубинин, самый щупленький из всех, мог выбраться из убежища.

Однажды Володе удалось узнать, что немцы собираются затопить каменоломни. Он успел предупредить об этом товарищей, которые буквально за несколько часов соорудили плотины, которые сдержали потоки воды.

Погиб пионер-герой зимой 1942 года, когда помогал саперам разминировать путь в подземному убежищу. Подросток посмертно был удостоен ордена Красного Знамени.

Отрывок из повести Л. Кассиля «Улица младшего сына»:«А она (мать Володи – прим. ред.) медленно подняла руки, перебирая пальцами сборки кофты на груди, комкая их.

И вдруг схватила себя обеими руками за шею, словно что есть силы стиснув в пальцах подступивший к горлу, готовый вырваться крик. И все трое, взглянув на нее, поняли: знает.Потом губы ее неслышно шевельнулись.— Володя? — шепотом спросила она.

Лазарев беспомощно раскинул руки:— Не углядели мы. Сам пошел… Хотел саперам помочь…»

Аркадий Каманин (1928-1947)

Аркадий Каманин

Отец Аркадия был летчиком, и мальчик решил пойти по его стопам. Когда началась война, Каманин отказался оставаться в тылу, устроился механиком на авиационный завод, а вскоре отправился на самолете выполнять свое первое боевое задание. Тогда юноше едва исполнилось 14 лет.

Аркаша получил прозвище «Летунок», но старшие товарищи не спешили доверять ему ответственные задания. Ведь каждый полет мог стать последним. Однако вскоре юноше удалось убедить начальство, что на него можно положиться, и юноша стал одним из тех, кто доставлял питание партизанам.

Свою первую награду – орден Красной Звезды – юноша получил в 15 лет за то, что ринулся спасать летчика, штурмовик которого сбили враги. Фашисты уже готовились схватить пытающихся выбраться, но советские солдаты прикрыли своих огнем.

Позже Аркадий получил орден Красного Знамени, за всю свою военную биографию совершил более 600 вылетов. Юноша пережил войну, но в 18 лет его в могилу унес менингит.

Из фронтового дневника Николая Каманина: «Горе наше было безутешным. Размышляя над яркой и короткой судьбой Аркадия, я не раз задавался вопросом: имел ли я право возлагать на плечи 14-летнего мальчишки такое бремя, как самостоятельные полеты на фронте? Если бы это случилось до или после войны, я сурово осудил бы такое решение. Но шла война, решалась судьба всего советского народа… В годы войны место мужчин на фабриках, заводах и полях заняли женщины и дети. Они добровольно шли на самые опасные, самые трудные работы, чтобы помогать фронту. Все было сделано для победы!»

Источник: https://zen.yandex.ru/media/moiarussia.ru/deti--geroi-velikoi-otechestvennoi-voiny-i-istorii-ih-podvigov-5e8dd4365ef02453611c29c3

Дети войны… Они выжили. Они помнят. Они рассказывают

Что делали дети во время вов. Дети войны. Они выжили. Они помнят. Они рассказывают

Из воспоминаний детей войны, жительниц села Арзамасцево, о нелегких годах жизни, когда началась Великая Отечественная война, и послевоенного времени…

Незабываемая картина из детства Нины Александровны Ляпуновой: село Новосёлово во время весеннего половодья похоже на остров, вешние воды окружали его со всех сторон, река Кама разливалась так, что скот приходилось вывозить в соседнюю деревню Барановку.

Интересно, весело и дружно жили в селе. Народ здесь любил петь, часто проходили праздники, были пляски, игры, а детвора, сидя на завалинке какого-нибудь дома, слушает, кто лучше поёт. Но война всё сломала и перевернула…

Родилась Нина Александровна в 1934 году в деревне Новосёлово. Воспитывалась в большой крестьянской семье, где было шестеро детей. Отец Нины работал в колхозе. Во время уборочной работа кипела с утра до вечера, а она дожидалась отца то стоя у окна, то на завалинке.

Мать тоже была рядовой колхозницей. С детьми приходилось нянчиться бабушке. В семье у каждого были свои обязанности: кто занимался уборкой в доме, кто за скотом ухаживал.

В обязанности Нины входили чистка самовара и уход за парализованной тётей, которая жила вместе с ними.

В 1941 году отца призвали на фронт, а через два года он погиб. Мать впоследствии тяжело заболела и спустя три года скончалась. Шестеро детей остались на попечении бабушки Евдокии. Нине на тот момент исполнилось 12 лет. Школу пришлось ей бросить, доучилась только до пятого класса.

Было голодно, средств на проживание никаких, а жить на что-то нужно. Девочка пошла работать в колхоз, пасла овец. Её младших братьев позднее отдали в Черновский детский дом. Однажды соседка в беспокойстве за Нину уговорила бабушку пристроить её в детдом: мол, 12-летний ребёнок может не выдержать тяжёлого крестьянского труда.

Так Нина оказалась на попечении С.М. Певзнера в Каракулинском детском доме.

Как помнит сейчас Н.А. Ляпунова, это был осенний холодный вечер, она с неохотой приближалась к воротам здания, навстречу ей выбежали две собаки.

Девочка вся сжалась от испуга, в голове крутилась мысль: а как её там встретят? Переживания оказались напрасны: встретили очень хорошо, обогрели и накормили. Воспитатель Т.Ф.

Вершинина, совсем молодая, только окончившая педучилище, была тактичным, внимательным педагогом, дети её любили и уважали.

«Среди других ребят детского дома я была тихоней. Часто скучала по родному дому. Бывало, встану у окна спальной комнаты, откуда был виден наш новосёловский лес, и не отрываю взгляд, так не хотелось уходить», — вспоминает Нина Александровна.

Здесь девочку поразил рояль, который стоял в одной из комнат. На нём умели играть некоторые из воспитанниц. Музыка завораживала, даже если мелодия была самой простой. Как в большой семье, у каждого воспитанника детского дома были свои обязанности. Часто приходилось дежурить в столовой, помогать поварам.

Таким образом, приобретались навыки, воспитывались трудолюбие и ответственность. А впоследствии у Нины зародилась мечта стать учителем. Ещё дома, в Новосёлово, ей всегда нравилась учительница старшей сестры. Да и в детском доме педагоги и воспитатели были хорошим примером чуткости и требовательности.

В 1944 году Нина поступила в педагогическое училище города Ижевска. Правда, огорчило будущую студентку, что мест на школьном отделении уже не было, поэтому она была зачислена в группу физкультурного отделения. Жила в общежитии на стипендию в 14 рублей. Было трудно растянуть такую малую сумму на месяц.

Окончив училище, Нина Александровна приехала работать учителем физкультуры в Каракулинскую среднюю школу. Как и у многих молодых педагогов, первые её уроки начинались трудно.

Классы были большими, в них также учились и воспитанники детского дома. Спустя год молодую учительницу перевели в Черновскую школу.

Здесь помимо своих прямых обязанностей ей пришлось работать ещё и воспитателем в школьном интернате.

Этой школе она посвятила порядка десяти лет, а затем уехала в село Арзамасцево, устроившись в местную школу. Здесь давала уроки не только по физической культуре, но и по ботанике.

В 1956 году Нина Александровна вышла замуж за местного парня Бориса Ляпунова. В семье родилось трое детей: Юра, Валера и Наташа. Справляться с домашним хозяйством, воспитывать детей помогали Нине Александровне свекровь и золовка. Работать в школе приходилось много, но родные это понимали.

Дети подрастали и тоже стали помогать по хозяйству. Никогда родителям не доводилось их заставлять. Сыновья сами видели работу: могли и уборку сделать по дому, и посуду помыть.

А когда подросла младшая сестрёнка Наталья, то домашние заботы перешли к ней, а мальчишки помогали отцу. Труда не боялись, выполняли его с удовольствием. Они всегда ждали начала уборочной работы и принимали в ней активное участие, помогая комбайнерам.

Любовь к труду сумел привить им именно отец – мастер на все руки, известный в районе токарь.

В 1962 году сбылась мечта Нины Александровны: она стала учителем начальных классов. Энергичный молодой специалист, Ляпунова, быстро снискала уважение в коллективе.

Вспоминая о своей работе, Нина Александровна не выделяет каких-либо особенно любимых ею учеников, она говорит в целом о коллективе детей. Сама же она стала для них примером активности: руководила хором, дирижировала, вела кружок спортивной аэробики.

Её кружковцы занимали призовые места в районе, а ученики отличались дисциплинированностью, опрятностью, умением аккуратно вести тетради. Она всегда ставила конкретные задачи в обучении и воспитании младших школьников.

Для Нины Александровны было главным научить всех своих учеников писать, читать, считать. Поэтому нередко приходилось оставаться после уроков и дополнительно вести занятия с детьми. Уважали  её и поддерживали также и родители учеников.

Н.А. Ляпунова за 34 года работы в отрасли образования имеет многочисленные грамоты и звание «Отличник народного просвещения».

Нина Михайловна Ляпунова

Родилась 8 марта 1941 года в городе Сарапуле. Когда началась война, отца Нины Михаила Анатольевича Пищикова призвали на фронт. Матери Анне Степановне стало тяжело жить в городе с двумя детьми, и она решила переехать в село Арзамасцево. И стали они здесь жить одной дружной семьёй у бабушки Агафьи. Детство было трудное, холодное и голодное.

В 1943 году семья узнала о том, что Михаил Анатольевич пропал без вести. Так что Нина Михайловна помнит своего отца лишь по фотографиям. У него были ещё два брата, которые тоже были призваны на фронт. Один из них, Павел, пропал без вести, а другой, Данил, героически погиб во время службы на корабле.

После войны семья Пищиковых обустроилась в своём новом доме.

Окончив семь классов школы, Нина пошла работать, так как матери было трудно одной. Поэтому уже в 15 лет девушка познала труд. Сначала два года проработала в Арзамасцевском сельпо, обучившись здесь же бухгалтерскому делу.

Затем устроилась работать весовщиком, трудилась на птичнике, пасла овец и ухаживала за свиньями и телятами. Приходилось ей выполнять и работу доярок, подменяя их. Доили в то время вручную трижды в день по 13 коров в каждой группе.

Особенно было тяжело в летний сезон, когда молока коровы давали в несколько раз больше.

В 1968 году Нина была переведена кладовщиком в зерновой склад. Зерна тогда было много и поля засевались все. Работа шла до полуночи, пока жали комбайны.

После выхода  из декрета кладовщицы Нину Михайловну перевели на мельницу, на которой мололи муку высшего, первого, второго сортов  и отруби. Зерно завозили со всего района и даже из Татарии.

  Через некоторое время мельница прекратила свою работу и её закрыли.

В 1973 году зоотехник С.И. Титов послал Нину Михайловну  в город Можгу на курсы техников-осеменаторов по искусственному осеменению КРС. Успешно пройдя их, она продолжила работу на молочнотоварной ферме техником-осеменатором и учётчиком.

Коллектив здесь был большой: 20 доярок, 10 телятниц, скотники, пастухи, механики. И нужно было начислять зарплату, вести учёт молока, фуража и заниматься учётом покрытия коров.

Трудилась она здесь на протяжении 10 лет почти без выходных, праздников и отпусков.

В 1983 году Ляпунова перешла работать в местную столовую комплекса. Трудились вдвоём, а обслуживать приходилось порядка семидесяти человек. За товаром ездили сами в Каракулино. А когда открылась центральная столовая, Н.М. Ляпунову перевели сюда. Здесь она трудилась до самого выхода на пенсию.

За добросовестный и ответственный труд Нина Михайловна награждена медалью ВДНХ, благодарностями и грамотами разных уровней и была признана лучшим техником- осеменатором района.

Людмила Васильевна Кривошеева

Родилась 24 января 1942 года в деревне Пинязь Каракулинского района. Воспитывалась в простой крестьянской семье.

Её родители работали в колхозе: отец  Василий Мелентьевич — механизатором, а мать  Платанида Ивановна — разнорабочей. Деревня, в которой жила семья, была очень большой и называлась Сорокино.

Разделена она была на два колхоза — «Память Ленина» и «Завет Ильича». Родители Людмилы имели большое хозяйство: держали коров, овец, свиней, птиц. В то время хозяйства облагались налогами.

Нужно было сдавать по 200 литров молока, столько же штук яиц и 2 килограмма шерсти.

В 1941 году отца Людмилы  призвали на службу в армию, а через месяц объявили, что началась Великая Отечественная война.

«Я не знала отца, только по рассказам мамы. Видела, как она молилась за него, чтобы он вернулся домой живым. А когда приходили письма от него, то мама нам их читала и очень плакала. В них он писал: «Береги себя и детей, я скоро вернусь, как закончится война», — вспоминает Людмила Васильевна.

Шло время… Домой отец Людмилы вернулся только в 1946 году.  Жизнь в военные и послевоенные годы была нелёгкой. Дров не было, печь приходилось топить соломой или же остатками от стогов сена. С первого по четвёртый классы Людмила училась в начальной школе в деревне Пинязь.

Затем продолжила обучение в Черновской семилетней школе. Ещё в детстве у неё зародилась мечта пойти учиться на агронома. Но по окончании школы её отец не отпустил, и пришлось остаться в родной деревне. В это время председатель колхоза предложил юной девушке работу на ферме.

Сначала приходилось ухаживать за телятами, затем за свиньями. А чуть позже доверили ей уже и группу дойных коров. Вот здесь-то и началась трудная и ответственная работа. Вставать приходилось рано. Механизации не было, всё выполняли вручную, воду носили с колодца на коромысле, чтобы напоить коров.

В одной группе было 15 голов. Солому давали с весу, ночью дежурили по очереди. Помогали ей в работе её наставники Лидия Петровна Маслова, Агния Павловна Глухова и Мария Гавриловна Глухова. Её общий трудовой стаж составляет 40 лет. Из них дояркой проработала она 29 лет.

«До сих пор помню корову по кличке Жемчужинка, от которой в сутки надаивала по 11 килограммов молока, — рассказывает Людмила Васильевна. — Так привыкла к своим бурёнушкам, что не могла расстаться. Утром бежала на дойку к половине четвёртого, днём — к десяти часам, а на вечернюю дойку — к пяти.

Нужно было раздать корм, вычистить, вымыть, приготовить доильную посуду, полечить больных животных. И так каждый день. А если вдруг заболеет одна из доярок, то приходилось ещё доить коров и в её группе».

Людмила Васильевна с мужем Александром Геннадьевичем воспитала троих детей. В настоящее время она живёт одна, но скучать ей дети не дают. Радуют и 7 внуков, 5 правнуков. Родственники часто навещают свою любимую маму и бабушку. Печётся заботой и она о них, ведь по характеру очень добрая и жизнерадостная.

Галина Павловна Масальских

Когда началась война, Галине было всего 9 месяцев. Воспитывалась она в крестьянской семье. Отец Павел Алексеевич работал шофёром, а мать Вера Евдокимовна —  поваром.

С 1941 года отец Галины воевал на Воронежском фронте.  Отец писал письма домой, а мать, читая их, плакала и молилась за него, чтобы тот вернулся с войны в добром здравии. В ноябре 1942 года Павел Алексеевич был удостоен  медали «За боевые заслуги» (она была передана родственникам только в 1993 году). В октябре 1943 года в дом Масальских пришла горькая весть о его гибели.

«Мама воспитывала меня одна, были очень трудные годы и после войны», — вспоминает Галина Павловна.

Окончив Арзамасцевскую семилетнюю школу, Галина продолжила  учиться в городе Сарапуле до 10 класса. В 1960 году она трудоустроилась в колхоз имени Ленина. Всю свою жизнь проработала в животноводстве: овцеводкой, телятницей и свинаркой. Как вспоминает Г.П.

Масальских, работа выполнялась вручную, бывало, привезут стог соломы, а её нужно на подстилку маленьким поросятам стелить. Сделаешь вязанку и тащишь её в корпус, а тебя даже и не видно из-за неё. Обрат поросятам носили в вёдрах на коромысле с маслозавода, это было далеко, а дороги тогда были в плохом состоянии. На работу ходили три раза в день.

Ну а если дежурство выпадало, то приходилось быть на рабочем месте с утра до глубокого вечера.

С 1984 года Галина Павловна была переведена на должность учётчика, затем в 1987 году — заведующей Арзамасцевской молочнотоварной фермой. В колхозе имени Ленина проработала 37 лет.

За годы трудовой деятельности Галина Павловна была неоднократно награждена грамотами и ценными подарками. Кроме того, в 1980 году удостоена ордена Трудовой Славы 3-й степени.

Также имеет знак победителя соцсоревнования и медаль «Ветеран труда».

В настоящее время Масальских проживает одна. Она и сейчас занимается домашним хозяйством, выращивает овощи. Среди жителей села Галина Павловна пользуется заслуженным уважением.

Источник: http://prikampravda.ru/?p=10118

«Летом перед окончанием войны немцы пустили дивизию по лесу. Нам некуда было деваться. Мы в болото залезли — по шею в воде стояли. Зоя, моя сестра, была маленькая еще, и старшая Нина несла ее на руках. Пять дней голодные были, уже опухать начали… Еле вышли», — рассказывает о своем детстве 82-летняя Майя Николаевна Полх.

Михаил Павлович Полх

Те годы она помнит хорошо. Пыталась забыть, но не получается. Слишком яркие образы, слишком глубокие раны. На глазах семилетней Майи расстреливали ее ровесников, их сестер, братьев, матерей и отцов, жгли дома, увозили людей в лагеря, из которых они не возвращались. «Не было у нас детства», — вздыхает Майя Николаевна.

«Пленные и семьи офицеров шли в те дома, кто хуже живет»

Майя Николаевна живет с супругом в квартире на втором этаже брестской многоэтажки. Михаил Павлович Полх тоже ребенок войны. Детство он провел на хуторе недалеко от деревни Огородники на северо-западе Брестской области. Когда началась война, ему было семь лет.

— Было такое утро, как сейчас: на небе ни одного облачка. Мама говорит: «Дети, вставайте, война». Я вышел из хаты… Смотрю, в нашей деревне был аэродром и были там самолеты. С этого аэродрома, не знаю сколько там было самолетов, поднялись в небо только два.

Все остальные разбили немцы. Они же разбомбили и нефтехранилище. Помню, вышел, а там пожар. Пламя чуть ли не до неба. Смотрю потом, что через нашу деревню пошли немецкие войска: на мотоциклах, машинах, велосипедах. Закасанные рукава, автоматы на груди.

Шла эта лавина, и казалось, что ее невозможно остановить.

В семье Михаила Павловича было шесть человек: мама с папой и четверо детей. Вскоре к ним прибавились еще трое: жена советского офицера с двумя дочерьми. Их привез из Бреста житель соседней деревни. У себя их оставлять не захотел.

из архивов Брестской крепости

— Я вам так скажу. Пленные и семьи офицеров шли в те дома, кто хуже живет. Такая закономерность. Почему? Не знаю. Может быть, малоимущий человек более сострадательный.

Жили все вместе в небольшом домике. Жену офицера звали Анной Андреевой. Старшей девочке было тогда 13 лет, младшей — годик. Муж воевал на фронте.

— Перед началом войны артполк из Новых Лук перевели в Брестскую крепость, и муж Анны Андреевны в звании капитана был начальником штаба артполка. Потом участвовал в обороне Москвы. Там погиб их командир. В музее Брестской крепости есть фотография двух офицеров на фоне автомобиля. Там стоят командир полка и этот Андреев.

Оккупационные войска к местным старались без дела не обращаться. Михаил Павлович предполагает, что такой порядок сложился благодаря их солтису — старосте, которого после освобождения увезли в неизвестном направлении. Домой он так и не вернулся. Родные до сих пор не знают, где он похоронен.

По воспоминаниям собеседника, его родители были не единственными, кто приютил семьи советских офицеров. В соседних деревнях было несколько домов, в которых также жили родственники пленных или отступивших военнослужащих.

Питались тем, что удавалось вырастить на своем участке, пасли коров.

— Семья стала большая, и всех надо было накормить. Женщины каждый день на картошке, пекли хлеб. На неделю сразу семь буханок. Муки не хватало, поэтому в тесто всегда добавляли картошку. Мы с братом в жерновах неделю мололи, чтобы была мука.

Андреевы уехали из дома белорусов осенью 1944 года.

— К тому времени муж уже был в должности начальника штаба артдивизии в звании полковника, участвовал в наступлении. Где-то в сентябре 1944 года он нашел жену с детьми и на машине с водителем приехал к нам.

Привез угощения и забрал семью с собой на фронт. Где-то через месяц отправил их на машине в Украину — они родом из Харькова. По дороге еще к нам заезжали. После войны мужа отправили в Западно-Сибирский военный округ.

Он был там начальником штаба артиллерии.

Когда началось наступление в окрестностях хутора, где жила семья Полх, местность начали бомбить. Отец во дворе дома вырыл землянку, чтобы прятаться.

— Вход он завесил материей. Как-то отодвигает и видит советского солдата. Тот ему и говорит: «Не хотите ли обменять немецкий мундир на бутылку самогонки». Мы отказались. Когда вышли из этого схрона, увидели возле липы тело убитого немца. Солдат. Мундир с него уже сняли.

Он лежал в нательном белье, трикотажном… А точно на переносице красный кружочек… И все. Я отвернул голову, а сзади часть черепа вырвана. Лет 30 было солдату. Коротко пострижен, светлые волосы.

Наши после обеда пошли в наступление, оставили окопы, отец один углубил, взял немца за ноги, оттащил его туда и похоронил. Я на могилу положил камень.

«Мясо после войны есть не могли»

Майю Николаевну война застала в деревне Веркалы Минской области. Семья была большая: восемь человек. Из детей четыре дочери и один сын.

— Мальчик — самый младший. Во время войны он умер. Потом второй родился — мы уже тогда в землянке жили. Он тоже умер, но после войны, от кори… Кушать нечего было — две коровы на всю деревню, — вспоминает Майя Николаевна.

О том, что началась война, она узнала по радио.

— Мы услышали объявление в начальной школе. А потом бомбежка была в Минске. В небе — такое зарево. Мы стояли, смотрели, слушали… Через несколько дней в деревню приехали немцы. Мужчин заранее предупредили, чтобы руки в карманах не держали — застрелить могут. Мы стояли все на вытяжке. Так страшно было…

Как-то в деревню приехал карательный отряд, искали людей, которых заподозрили в сотрудничестве с партизанами. В списке была и семья Майи Николаевны.

Возвращение беженцев в Минск в июле 1941 года

— Жила в нашей деревне семья капитана. Он на фронте был, войну прошел, вернулся, а вся семья погибла: четыре девочки и жена. Мы прятались тогда у соседки и через окно видели, как их расстреливали. Тогда много домов сожгли, а в них горели трупы. И запах такой был… Долго его еще помнили… Мясо после войны есть не могли.

24 человека тогда убили. Мы в их списках были, но спрятались, выжили. Сожгли, правда, наш дом и другие. Мы с того времени в землянке жили. Папа вырыл яму в земле, бревна сверху положил, замаскировал.

До сих пор помню, что там просто на земле выложены бревнышки, соломой прикрытые, и маленькая печка была, — вспоминает собеседница.

Семья Майи Николаевны три года оккупации провела в землянке в лесу, недалеко от партизан. Периодически немцы отправляли карательные отряды. Тогда папа с мамой вместе с детворой убегали прятаться в болото.

— Заходили глубоко, чтобы немцы не нашли. Они шли за нами, стреляли, иногда бомбили. Помню грудничок Сережка (младший брат. — Прим. TUT.BY) сидел у мамы на руках, но не плакал. Голодный — молока ведь у нее не было. Он листики с березки рвал — и в ротик. Этого не забудешь.

Фотография использована в качестве иллюстрации. voenpravda.ru

Питались тем, что удавалось вырастить на заброшенном колхозном поле или собрать в лесу:

— Хлеб, вода, крупа, щавель, кур разводили. Делали холодники из щавеля. Что-то находили. Пекли ячменный хлеб. Вкусный. Партизанам всегда носили. Мама даст нам хлеба из печи, а мы его партизанам. А они: «Ой, какой вкусный хлеб».

Когда оккупированные территории были освобождены, отец Майи Николаевны ушел на фронт и не вернулся — пропал без вести в Польше. Семье дали в деревне бесхозный дом, но вместе они недолго прожили.

— Мы остались без хаты, без ничего. Мама заболела, а нас разобрали родственники. Я поступила в Минск учиться. С мамой не виделась долго, лет семь. Помню, когда первый раз увидела маму, аж в обморок упала — плохо стало, — объяснила Майя Николаевна.

«Так никто и не ответил»

22 июня в Бресте пройдут мероприятия, посвященные Дню всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны. Ни Майя Николаевна, ни Михаил Павлович в них участие принимать не будут. Они отмечают этот день по-своему.

К Майе Николаевне приедет ее единственная оставшаяся в живых сестра, а Михаил Павлович, как обычно, позвонит в Санкт-Петербург Нелли, той самой дочери советского офицера, которую его семья прятала от немцев.

Каждый год они созваниваются 22 июня.

Хотя Михаил Павлович сомневается, что в этом году им удастся поговорить: пару дней назад он ей звонил, но она так и не сняла трубку.

Пока Майя Николаевна делится своими воспоминаниями о войне, мужчина уходит в прихожую, и через минуту оттуда доносится стрекот дискового телефона, а за ним — тишина. Михаил Павлович возвращается в зал, садится на стул и грустно рапортует:

— Звонил в Санкт-Петербург. Так никто и не ответил, — вздыхает и добавляет после короткой паузы: — Наверное, нет уже в живых.

Источник: https://news.tut.by/society/548302.html

Водителю
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: