Поправки о субсидиарной ответственности владельцев страхового бизнеса. Основание для привлечения

Содержание
  1. Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица
  2. Кого имеют право привлечь
  3. Основания для привлечения
  4. Основные этапы процедуры
  5. Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности
  6. Обстоятельства дела
  7. Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц
  8. Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным
  9. Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС
  10. Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда
  11. Особенности субсидиарной ответственности в 2020 году
  12. Полный объем ответственности
  13. Рекордные объемы денежных средств в трех заявлениях
  14. Задолжник выдал сам себя
  15. Верховный суд и его 6 позиций
  16. Когда и для кого наступает субсидиарная ответственность при банкротстве компании в 2019 году
  17. Понятие и нормативная база
  18. На кого может налагаться
  19. Для руководителя и фактического владельца фирмы
  20. Для главного бухгалтера
  21. Привлечение сторонних лиц
  22. Основания привлечения к субсидиарной ответственности
  23. Ходатайство о привлечении к субсидиарной ответственности
  24. Как избежать субсидиарной ответственности
  25. Субсидиарная ответственность без инициирования банкротства
  26. Судебная практика

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Поправки о субсидиарной ответственности владельцев страхового бизнеса. Основание для привлечения

Многие бизнесмены умышленно делают выбор в пользу ООО, когда колеблются в выборе между ИП и юрлицом. Основываются они исключительно на отсутствии личной ответственности за долги компании у ее учредителей, тогда как ИП грозит утрата личного имущества за задолженность, образованную при ведении бизнеса.

Собственники ООО пребывают в иллюзии полной безопасности принадлежащего им имущества. Но они забывают о возможности привлечения их к субсидиарной ответственности.

Кого имеют право привлечь

По умолчанию обязательства юрлица регламентируются на основании ст. 56 Гражданского кодекса. В п. 2 указанной статьи отмечается, что учредители не отвечают по обязательствам юрлица. Но это правило действует далеко не всегда: законом установлен порядок привлечения руководителей компании к ответственности по долгам юрлица.

Субсидиарная ответственность может грозить каждому сотруднику компании, который был причастен к доведению юридического лица до состояния финансовой неплатежеспособности.

Неплатежеспособность компании, признанная официально арбитражным судом, служит основанием для ее полной ликвидации. Но до того как компания прекратит свою деятельность, она должна будет рассчитаться с кредиторами в максимально полном размере.

Один из способов расчета с кредиторами – привлечь руководство или контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности. В рамках дела о банкротстве под субсидиарной ответственностью понимаются обязательства руководителя предприятия и его владельцев перед кредиторами (в лице частных компаний и государственных учреждений), имеющие денежную форму.

Если активов и распроданного имущества организации оказалось недостаточно, чтобы закрыть все имеющиеся долги, то обязательства по их погашению переходят на привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. В их числе могут быть любые лица, которые принимали управленческие решения, либо граждане, контролирующие действия должника, которые привели к банкротству.

При этом необязательно, чтобы между контролирующими лицами должника и самим юрлицом была юридическая взаимосвязь (например, в виде трудового договора или наличия такого лица в перечне учредителей компании).

В числе подобных мер воздействия «контролирующих лиц» (не являющихся собственниками или руководителями) на политику юридического лица можно выделить:

  1. Издание приказов и распоряжений, которые изменяют стратегическую политику компании.
  2. Совершение неправомерного влияния с помощью должностных лиц через попытку их убеждения или оказание морального или иного давления.
  3. Влияние на начальство или тех, кто определяет политику организации.
  4. Совершение неправомерных действий посредством должностных лиц через их убеждение или оказание давления.

По умолчанию владелец компании отвечает за свои действия и решения, которые определяют его политику. Но это правило может не действовать, если будут выявлены некие контролирующие лица. По ст. 61.11 127-ФЗ лица, которые собственными решениями и действиями определяют политику компании, отвечают за них и при банкротстве.

В противном случае, величина субсидиарной ответственности распределяется строго пропорционально величине влияния на политику компании (ответственность между лицами разграничивается по судебному решению).

Когда у фирмы есть несколько учредителей в составе, то они могут нести одинаковую солидарную ответственность по долгам ООО, подписав соответствующее соглашение.

Для того чтобы избежать привлечения к субсидиарной ответственности по результатам банкротства, контролирующее лицо должно доказать правомерность совершаемых действий и неумышленность деяния.

Например, такая ситуация возможна, если директор компании докажет, что он принимал решения под влиянием недостоверных прогнозов финансовых показателей компании от его сотрудников.

При рассмотрении дела о привлечении лиц к субсидиарной ответственности судебные инстанции рассматривают поступки ответственных лиц за три предшествующие процедуре банкротства года.

Субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица может грозить следующим категориям граждан:

  1. Директору (гендиректору) компании.
  2. Фактическому собственнику бизнеса (не номинальному).
  3. Главному бухгалтеру.
  4. Контролирующим лицам, которые не имеют юридических взаимосвязей с компанией, но руководящими ею за последние 36 месяцев.

Для привлечения к ответственности не имеет значения статус руководителя: это может быть директор из числа собственников или наемное лицо по трудовому договору. Наемный директор несет материальную ответственность перед собственниками и может быть привлечен к ней, если:

  • в собственных корыстных интересах заключает убыточные сделки для организации;
  • скрывает сведения о подписанных сделках;
  • халатно относится к своим обязанностям по обеспечению должной предусмотрительности при подписании сделок (например, непроведение анализа потенциальных партнеров на добросовестность, достоверность данных и пр.);
  • не принимает во внимание важные сведения при подписании соглашений и фальсифицирует документы либо умышленно их теряет.

Взысканная с него материальная ответственность может быть направлена на погашение обязательств перед кредиторами.

Директор может привлекаться к ответственности на общих и налоговых основаниях. Так, ему может грозить наказание за нарушение сроков подачи заявления о неплатежеспособности; за подписание невыгодных соглашений, которые привели к банкротству; в случае, если подписывает новые договоры, обладая серьезным объемом непогашенной задолженности и пр.

Лиц, которые занимают руководящие функции в компании, также допускается привлечь к ответственности за недостоверные налоговые сведения, а также при наличии задолженности перед бюджетом вместе с долгами по прочим сделкам (например, при выявлении факта уклонения от налогов).

Чаще всего такие действия гендиректора, как и бездействие, выступают преднамеренными, чтобы ввести в заблуждение учредителей компании.

Достаточно часто к ответственности привлекают бухгалтера юрлица. Бухгалтеры несут субсидиарную ответственность:

  1. При отсутствии необходимой финансовой документации (в особенности ключевых документов: счетов-фактур, накладных и пр.).
  2. При намеренном искажении данных отчетности.
  3. При участии в махинациях по преднамеренному и умышленному банкротству.
  4. При заключении невыгодных сделок.

При привлечении к ответственности смягчающим обстоятельством станет идеальное состояние бухгалтерской отчетности, отсутствие нарушений со стороны бухгалтера за период работы.

Привлекать сторонних контролирующих лиц к субсидиарной ответственности хоть потенциально и возможно, но на практике доказать их причастность к правонарушению достаточно сложно, ведь заявителям нужно доказать факт их влияния на политику юридического лица, а это весьма проблематично.

Основания для привлечения

Правом привлечения лиц к субсидиарной ответственности наделен только арбитражный суд. С соответствующим ходатайством к суду могут обратиться кредиторы или управляющий в деле о банкротстве.

Основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности являются:

  1. Нехватка средств для погашения требований кредиторов по результатам конкурсного производства.
  2. Наличие вины в доведении компании до банкротства.
  3. Непредоставление в положенные сроки заявления о банкротстве, если это было необходимо.

Основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности при наличии вины в доведении до банкротства могут стать:

  1. Фиктивное банкротство, когда несостоятельность компании содержится только на бумаге, а в реальности у юрлица есть все шансы погасить долги. Такая картина умышленно формируется руководством через искажение финансовой отчетности и сокрытие сведений о размере активов.
  2. Преднамеренное банкротство. Например, это такие действия, как длительная работа в кредит, нарастающий объем задолженности, непринятие мер для погашения долгов, бездействие при критичном ухудшении финансовых показателей, заключение заведомо убыточных контрактов, вывод активов и пр.

Если имущества компании оказалось достаточно для погашения всех долгов, то руководителя не могут привлечь к субсидиарной ответственности. Связано это с тем, что размер такой ответственности устанавливается в виде разницы между погашенными требованиями кредиторов и величиной долговых обязательств.

Непогашенная в ходе конкурсного производства часть задолженности в полной сумме переносится на субсидиарную ответственность.

В обязанности руководства компании входит подача заявления о признании юрлица банкротом в случаях, если задолженность перед всеми кредиторами превысила 300 тыс. р., а продолжительность просрочки – 3 месяца. То есть при наличии признаков несостоятельности и при невозможности погашения обязательств перед кредиторами в обязанности руководства входит запуск процедуры несостоятельности.

Неподача в установленные сроки заявления о банкротстве наносит имущественный вред кредиторам. Помимо субсидиарной ответственности, за такое деяние руководству должника грозит и дисквалификация на период до 3 лет.

Это значит, что руководящий состав компании может лишиться права на организацию нового бизнеса в течение 3 лет после вынесения решения о дисквалификации.

Сведения об этом будут включены в реестр ФНС и в момент открытия нового дела документы на регистрацию вернут заявителю с отрицательным вердиктом по вопросу регистрации ООО или ИП.

Субсидиарной ответственности можно избежать в следующих случаях:

  1. При стандартной задолженности (например, по гражданско-правовым договорам).
  2. При техническом банкротстве (например, при крупных дебиторских долгах, которые привели к неспособности исполнить свои обязательства в текущий момент).
  3. При наличии у руководства антикризисного плана на случай финансовой несостоятельности и строгое следование ему.
  4. Если действия руководства адекватно отвечали текущей ситуации.

Основные этапы процедуры

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности предполагает прохождение следующих этапов.

Этап 1. Подача ходатайства в арбитражный суд для привлечения виновных лиц к субсидиарной ответственности.

Заинтересованное лицо передает ходатайство о привлечении к субсидиарной ответственности. При недостаточности активов компании для исполнения финансовых обязательств перед контрагентами и прочими лицами законодатель наделяет их правом ходатайствовать о привлечении к ответственности учредителей. Право на подачу ходатайства принадлежит:

  • арбитражному управляющему;
  • кредиторам должника (финансовым организациям, контрагентам и партнерам и пр.);
  • уполномоченным организациям в лице ФНС и внебюджетных фондов.

Ходатайство должно быть подано с учетом сроков исковой давности в размере 36 месяцев с момента объявления компании банкротом.

Этап 2. Принятие ходатайства и рассмотрение дела по существу.

Наличие претензий со стороны заявителей еще не означает, что суд примет их сторону. Он будет учитывать позицию обеих сторон и должен принять взвешенное решение.

Обвиняемые для своей защиты могут сослаться на отсутствие у них полномочий для принятия управленческих решений, отсутствие причинно-следственных связей между признанием компании банкротом и принимаемыми решениями, отсутствие мотивов в признании должника финансово несостоятельным.

Дело рассматривается в рамках процедуры банкротства конкретного юридического лица.

Этап 3. Вынесение постановления судом о привлечении к субсидиарной ответственности или отказе.

Решение о привлечении лиц к ответственности может сопровождаться выдачей исполнительного листа для принудительного исполнения решения суда. Вынесенное решение допускается обжаловать.

Погашение субсидиарной ответственности осуществляется из личного имущества и денежных средств лиц, которые были привлечены к наказанию по правилам исполнительного производства.

Таким образом, субсидиарная ответственность выступает одним из базовых понятий в вопросах признания финансовой несостоятельности. Она выступает формой наказания для ответственных в доведении до банкротства лиц.

В качестве таких лиц могут выступать учредители, высшее руководство, главный бухгалтер либо лица, которые могут контролировать принимаемые решения в компании.

Основаниями для привлечения лица к ответственности является намеренное доведение до банкротства; фиктивная неплатежеспособность только «на бумаге»; бездействие, результатом которого стала несостоятельность; непредоставление заявления о банкротстве, если это было обязательно по закону.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/yuridicheskix-lic/osnovania.html

Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

Поправки о субсидиарной ответственности владельцев страхового бизнеса. Основание для привлечения

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г.

данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г.

– президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг.

общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды.

В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед».

Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве.

Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ.

Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами.

Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части.

Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего.

Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась.

Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

ВС РФ разъяснит субсидиарную ответственностьПленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления по вопросам привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при его банкротстве

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53).

«Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника.

При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо.

Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно.

Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности).

На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений.

Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента.

При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ».

ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г.

№ 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов».

Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором.

Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания.

Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо.

«Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом.

«В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника.

Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-nyuansy-privlecheniya-kontroliruyushchikh-lits-dolzhnika-k-subsidiarnoy-otvetstvennosti/

Особенности субсидиарной ответственности в 2020 году

Поправки о субсидиарной ответственности владельцев страхового бизнеса. Основание для привлечения

В прошлом году судебные органы с контролирующих субъектов взыскали двойной объем по сравнению с предыдущим годом. О тенденциях наступившего года будет рассказано в данной статье.

Ввиду того, что количество дел банкротных организаций снизилось, число заявок о субсидиарной ответственности в прошлом году возросло более, чем на 12%, а количество заявок, которые были удовлетворены, выросло почти на 20%.

Лица, осуществляющие контроль, должны судебным органам все большие денежные выплаты. В период январь — сентябрь 2019 года полный объем субсидиарной ответственности достиг более 300 миллиардов рублей.

Эта сумма в два раза превысила показатель соответствующему периоду предыдущего года.

Далее будут рассмотрены основные моменты, касающиеся привлечения лиц в формате должников к субсидиарной ответственности.

Полный объем ответственности

В области одного банкротного дела в 2019 году была зафиксирована рекордная сумма субсидиарной ответственности, которая составила почти 42 миллиарда рублей. Такой объем денежных средств был взыскан судом с бывших управляющих одной организации.

Руководители были привлечены к ответственности по причине того, что в установленный срок не была передана бухгалтерская документация, а также не было подано заявление о банкротстве предприятия. Ввиду этого, не была создана конкурсная масса, и требования кредиторов не были исполнены.

Обжалование решения суда не было произведено.

Рекордные объемы денежных средств в трех заявлениях

2020 год ознаменовался появлением взыскиваемых сумм, которые значительно превышают 40 миллиардов рублей.

1) В деле Промсвязьбанка фигурирует сумма, которую обязаны выплатить должники в лице бывших руководителей и управляющего, размером в 283 миллиарда рублей. Эта цифра описывает объем убытков, который стал рекордом судебных взысканий в отношении юридических лиц.

Для справки: На конец 2018 года рекордным объемом взыскания была сумма 40 миллиардов рублей.

Промсвязьбанк занимался скупкой ценных бумаг различных международных организаций и делал их источником финансирования собственных субординированных долгов. Если банк ликвидируется или санируется, данные денежные средства списываются.

Открыто говоря, материальные средства совершили почетный круг: банковские финансовые источники извне теоретически имели место быть, однако на практике – их не существовало.

Иными словами, банк дал себе деньги в долг, а после санации сам же произвел их списание.

Подготовительные мероприятия судебного характера шли около 1 года. Судебное заседание будет проведено уже в первом месяце 2020 года.

2) В рамках дела, касающегося банкротства авиационной компании «Трансаэро» банк ВТБ, который выступал в роли кредитора, подал заявку на привлечение заемщиков к ответственности субсидиарного характера. Объем материальных взысканий, который требовалось выплатить, составил 250 миллиардов рублей.

Главными бенефициарами компании Трансаэро на протяжении 15 лет являлись главный директор, его мать и супруга. В течение 2 лет (2012-2014 гг) указанные выше граждане направляли кредитору поддельные бухгалтерские документы, тем самым скрывая предпосылки наступления целенаправленного банкротства.

Отмечается, что к окончанию 2013 года, когда чистые потери организации достигли 16,5 миллиардов рублей, представленные лица самостоятельно начислили и оплатили 140 миллиардов рублей в виде дивидендов. Также, стало известно, что многомиллиардные активы были выведены в офшоры Кипра и прочие соответствующие схемы.

Супруга председателя руководящего объединения, выступающая в роли гендиректора самого заемщика, не предоставляла банку ВТБ учредительные, бухгалтерские и прочие отчетности по деятельности авиакомпании.

3) Дело Внешпромбанка привлекло к субсидиарной ответственности 18 контролирующих лиц, ставших банкротами. По итоговым подсчетам общих размер взысканий достиг 217 миллиардов рублей.

Данное разбирательство длится уже около 1 года. В судебном порядке было проведено только 3 заседания, потому что многие участники являются иностранными гражданами, а также при каждой встрече Агентство по страхованию вкладов вносило уточнения в требования.

Задолжник выдал сам себя

А.А. Бажанов, являющийся бывшим заместителем главы Министерства сельского хозяйства, был привлечен к ответственности субсидиарного характера по делу о банкротстве ЗАО Ойл Продакшн.

Это же лицо являлось бенефициаром указанного предприятия. Общий размер взысканий составил 12 миллиардов рублей.

Особый интерес вызывает не только взысканный объем денежный средств, но и некоторые сопутствующие обстоятельства.

Как утверждает заявитель, А.А, Бажанов выступает основным бенефициаром бизнес — объединения «Маслопродукт», в состав которого входит ЗАО Ойл Продакшн. Данный факт подтвержден официальной документацией, которая была предоставлена в Лондонский суд по исковому ходатайству контролирующего лица (А.А. Бажанова) к иным лицам о своих правах как бенефициара на часть предприятия.

По словам бенефициара, ввиду назначения его на должность государственного сотрудника законодательство страны запретило ему управлять и пользоваться активами предпринимательского объединения «Маслопродукт». При этом он оставался владельцем компании, так как это разрешено законами РФ.

Была также ссылка со стороны заявителя на документацию по данным уголовного разбирательства, заведенного на А.А. Бажанова. По информации, полученной от прокурора Швейцарской федеральной прокуратуры, стало известно, что А.А.

Бажанов определил себя бенефициаром нескольких фирм, которые входят в состав «Маслопродукт», в момент открытия счетов в банке. Бажанов пояснил, что активы компании, которые были переведены им в Швейцарию из Кипра, являются деловой частью предприятия «Маслопродукт».

Общая сумма активов составила 1,5 миллиарда рублей.

На практике бенефициар, в интересах которого скрывать власть над должником при отсутствии непосредственных корпоративных коммуникаций, выдал себя сам. Приведенные выше доказательства косвенного характера, а также различные пояснения привели суд к решению о взыскании с А.А. Бажанова установленный размер денежных средств.

Верховный суд и его 6 позиций

К концу 2019 года Верховный суд дал информацию касаемо субсидиарной ответственности порядка 6 раз. Рассматривались вопросы о нормах, трудностях доказательства и безукоризненных аргументах со стороны лиц, которые осуществляют контроль над должником.

По данным, полученным от Верховного суда, арбитражный суд  находится вне зависимости от правовой специфики предъявляемых требований.

Некоторые определения Верховного суда:

  1. Суд говорит, что в случае выхода долженствующего лица за пределы классической управленческой практики, от суда должно последовать предложение о раскрытии плана со стороны контролирующего лица. В случае, при котором независимый заявитель предоставил реальные аргументы, подтверждающие неправомерность действий контролирующих лиц, они становятся обремененными доказательством правомерности в соответствии со статьей 65 Арбитражного Процессуального Кодекса.
  2. Со стороны Экономколлегии поступило объяснение того, что арбитражный суд  находится вне зависимости от правовой специфики предъявляемых требований. В его обязанности входит рассмотрение тех требований, которые касаются субсидиарной ответственности, используя определенные правовые нормы, соответствующие специфике дела. Суды не вправе отказать в принятии заявки о привлечении к субсидиарной ответственности. Такой отказ пренебрегает балансом между интересами сторон.
  3. Верховный суд говорит о том, что конечный бенефициар, который не имеет официальных полномочий, не участвует в процессе раскрытия самого себя как лица, осуществляющего контроль над должником. В данном случае будет недостаточно отрицать аффилированность, необходимо направить в суд собственный вариант развернувшихся обстоятельств, которые повлекли за собой банкротство организации-должника. На сегодняшний день можно считать, что ВС объясняет некоторые дела для того, чтобы нивелировать карающее воздействие Закона о банкротстве. Он предоставляет лицам, осуществляющим контроль над должником, возможность защитить самих себя, а также обязует заявителей подключать более существенные доказательства и аргументы для привлечения должников к субсидиарной ответственности.
  4. ВС показывает тот факт, что неравноценность проведенной сделки не является свидетельством того, что её участники должны оплатить ущерб. Суды должны на общих положениях определить наличие ущерба, возникшего от неравноценных сделок.
  5. ВС объясняет, что пункты в Законе о банкротстве не могут быть использованы, если контролирующее должника лицо потеряло контроль еще до того момента, как данный пункт обрел силу. Стоит отметить, что объяснения материальных правовых норм, прописанных в Постановлении Пленума Верховного Суда, могут быть использованы в качестве доказательств по привлечению к субсидиарной ответственности. Статья 10 Закона о банкротстве дает основание для привлечения к субсидиарной ответственности, которое заключается в признании долженствующего лица несостоятельным ввиду деятельности контролирующих его лиц.  Данное основание схоже с другим, которое имеет вид: «отсутствие возможности полного исполнения требований, предъявленных кредитором, ввиду активности контролирующих должника лиц».
  6. ВС поясняет, что контролирующее лицо не может быть привлечено к ответственности субсидиарного характера по задолженностям заемщика, которые появились до момента подачи заявления о признании должника банкротом. Исключение составляет случай, при котором контролирующее лицо стремится скрыть от кредиторов сведения, касающиеся несостоятельности должника.

Источник: https://7docs.ru/Articles/52/osobennosti-subsidiarnoj-otvetstvennosti-v-2020-godu

Когда и для кого наступает субсидиарная ответственность при банкротстве компании в 2019 году

Поправки о субсидиарной ответственности владельцев страхового бизнеса. Основание для привлечения

   Что такое субсидиарная ответственность, кто и когда может быть привлечен к ней в 2019 году при банкротстве должника — юридического лица. Что ждет директора и руководителя компании, ставшей банкротом, как избежать ответственности согласно федеральному закону о Банкротстве (несостоятельности). Как происходит привлечение к ответственности на основании требований кредиторов

   Субсидиарная ответственность наступает для каждого, кто причастен к банкротству компании, которая не может рассчитаться по своим долгам. Что означает данный вид ответственности, кому и в каких ситуациях она грозит в 2019 году и как ее законно избежать

   Неплатежеспособность организации – основание для ее ликвидации. Но перед этим она должна исполнить свои обязательства по финансовым соглашениям. Один из способов для этого – привлечение к субсидиарной ответственности при банкротстве.

Рассмотрим детально, кого и когда эта ответственность касается, в каком порядке производится в 2019 году, и какие нюансы процедуры важно знать для соблюдения собственных прав.

Понятие и нормативная база

Субсидиарная ответственность при банкротстве должника – это обязательства руководителя предприятия и его владельцев перед государственными органами и своими финансовыми партнерами.

Когда баланса организации недостаточно для закрытия всех имеющихся долгов, обязательство по их погашению переходит на привлеченных к субсидиарной ответственности, в числе которых может быть любое лицо, принимавшее решения и/или отвечавшее за политику обанкротившегося предприятия (даже если между ними нет юридической связи), если это стало причиной банкротства компании.

Подобное воздействие на органы юридического лица возможно различными способами:

  • раздача приказов, меняющих политику фирмы;
  • совершение неправомерных действий через должностных лиц путем их убеждения либо оказания давления;
  • влияние на начальство и/или на тех, кто определяет политику компании.

Обязательства юридического лица регламентируются:

  • ст. 56 ГК РФ, по которой владелец предприятия должен отвечать за собственные действия и решения, определяющие его политику;
  • ст. 61.11 №127 ФЗ (Закон о банкротстве).

Лица собственными решениями и действиями определяющие политику фирмы, отвечают за них также при наступлении ее несостоятельности (банкротства). В подобном случае размер субсидиарной ответственности распределяется пропорционально влиянию на политику предприятия.

Если у фирмы несколько учредителей, они могут нести одинаковые обязательства по долгам ООО, подписав соответствующее соглашение.

Избежать привлечения к субсидиарной ответственности после банкротства можно только доказав правомерность своих решений и действий, а также отсутствие признаков умышленности в приведении компании к неплатежеспособности.

Например, подобное возможно, если директор ООО докажет, что причиной банкротства является не его деятельность, а неправильные прогнозы ответственных лиц либо недочеты в работе персонала. Подобные утверждения должны иметь твердую законодательную базу и если обвиняемый не сможет их опровергнуть, то будет привлечен к субсидиарной ответственности.

Факт

Судебные органы рассматривают поступки и решения ответственных лиц как результат банкротства юридического лица и причину для установления ответственности по долгам должника только за предыдущие 3 года до получения компанией статуса неплатежеспособной.

На кого может налагаться

Субсидиарная ответственность при банкротстве может грозить:

  • директору организации;
  • фактическому владельцу (если их несколько, то каждому из них);
  • главбуху;
  • лицам, не имеющим официальных связей с организацией формально, но фактически руководивших ею последние 36 месяцев.

Требовать ответа по субсидиарной ответственности руководителя и иных лиц при банкротстве могут кредиторы либо арбитражные управляющие (если имеются условия, соответствующие законодательным нормам).

Для руководителя и фактического владельца фирмы

На хозяина предприятия возлагается субсидиарная ответственность в тех ситуациях, когда имущества фирмы хватает для полного погашения задолженности. В остальных случаях для него будут действовать те же нормы, что и для ИП, признавшего свою неплатежеспособность.

Наемный руководитель фирмы несет материальную ответственность перед ее владельцами и может быть привлечен к ней, если:

  • в собственных интересах заключает сделки, убыточные для организации;
  • скрывает либо умышленно искажает информацию о сделках, передавая ее остальным участникам бизнеса;
  • не принимает меры для получения важных сведений о сделке (не проверяет добросовестность партнеров, достоверность предоставляемых данных и т.д.);
  • не принимает во внимание важные данные при заключении соглашений;
  • фальсифицирует документы либо умышленно их теряет/крадет (например, подделка бухгалтерской документации генеральным директором).

Основания для возникновения субсидиарной ответственности директора можно разделить на 2 группы:

В первую относится, если он:

  • нарушает сроки при подаче заявления о своей неплатёжеспособности в судебные органы;
  • заключает предбанкротые соглашения, имея серьезный объем непогашенных долгов;
  • не передает пакет документации арбитражному управляющему.

Кроме того, субсидиарная ответственность руководителя появляется, когда имущества компании не хватает для погашения всей задолженности.

Налоговая ответственность возникает, когда начальство:

  • не имеет установленного законом пакета документации (финансовой и иной) либо она есть, но содержит недостоверные данные;
  • имеется задолженность перед бюджетом фирмы вместе с другими сделками (например, факт уклонения от налоговых обязательств).

Чаще всего действия генерального директора, (как и его бездействие), является преднамеренным с целью введения в заблуждение акционеров и/или владельцев либо это служебная халатность. Закон о банкротстве предполагает привлечение к субсидиарной ответственности назначенного начальника путем подачи судебного иска хозяином фирмы.

Избежать ответственности можно, доказав, что действия руководителя должника соответствовали закону.

Факт

Если директор является одновременно владельцем компании, на него налагаются все виды ответственности, включая субсидиарную перед финансовыми контрагентами.

Для главного бухгалтера

Ведение финансового учета предполагает осведомленность о делах директора предприятия. Именно поэтому бухгалтеры несут субсидиарную ответственность по долгам фирмы наряду с ее начальником.

Она возникает только после того, как будет сформирована доказательная база в процессе ликвидации деятельности компании. Подобное возможно, если бухгалтер:

  • не имеет ключевых документов финансового учета, особенно это касается первичной документации должника – счет-фактуры, накладные и т.д.;
  • отражает движение товарно-материальных ценностей не полностью;
  • намеренно искажает данные отчетности (например, чтобы уйти от налогов либо скрыть свои махинации);
  • участвовал в делах, направленных на достижение преднамеренного либо фиктивного банкротства должника, в сделках с сомнительной доходностью.

Бухгалтер сможет избежать привлечения к ответственности при банкротстве ООО доказав, что не оказывал влияния на действия органов управления должника либо действовал по принуждению. Он изначально считается виновным, и должен будет самостоятельно доказывать свою непричастность к неправомерным действиям директора.

Смягчающим обстоятельством будет идеальное состояние бухгалтерской финансовой отчетности должника и отсутствие нарушений.

Привлечение сторонних лиц

Стороннее физическое лицо будет признано причастным к деятельности фирмы, если оно может:

  • раздавать приказы, которые должны быть исполнены;
  • воздействовать на политику компании (принуждением либо личным авторитетом);
  • влиять на руководство предприятия.

Отличительная особенность данной категории – доказать причастность к деятельности предприятия и банкротству должника достаточно сложно. А привлечение к ответственности после начала процедура банкротства можно лишь имея твердую доказательную базу.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Данный вид ответственности возникает, когда средств от продажи имущества должника не хватает, чтобы закрыть долги компании.

Основанием для ответственности директора юрлица и иных лиц, связанных с компанией, является соответствие признакам несостоятельности и невозможности исполнения своих обязательств перед финансовыми контрагентами. В такой ситуации обязанность руководства – запуск процедуры банкротства.

Для признания банкротства предприятия необходимо наличие доказательств его неплатежеспособности, для чего проверяются и анализируются все виды документации.

Верховный суд в конце 2017 года постановил, что ответственность для должника возможна только, если у фирмы имеются объективные признаки банкротства. Задолженность не указывает на фактическое банкротство. И субсидиарной ответственности чаще всего можно избежать, если:

  • долги стандартные (например, по договорам поставки);
  • у руководства есть антикризисный план на случай банкротства и действия производились согласно ему;
  • у фирмы имеются дебиторские задолженности, и планировалось, что погашение долгов будет производиться за счет них;
  • действия руководительского состава были разумными и финансовая отчетность подтверждает это.

Если же банкротства все же не удалось избежать, когда могут привлечь к ответственности? Основания следующие:

  • фиктивное банкротство – несостоятельность только на бумаге, при этом выявлен факт подлога в документах;
  • преднамеренное банкротство – например, длительная работа в кредит, когда у фирмы нарастает объем долгов, а руководство не делает ничего для их погашения;
  • бездействие при объективном банкротстве – если нарушены сроки подачи заявления о неплатежеспособности. В этом случае все виновные будут нести ответственность солидарно.

Ходатайство о привлечении к субсидиарной ответственности

Если активов компании должника недостаточно для того, чтобы исполнить принятые на себя финансовые обязательства перед контрагентами и иными сторонними лицами, законодатель предоставляет им право привлечь к субсидиарной ответственности учредителя, генерального директора и всех остальных, чьи действия и решения привели к банкротству должника. Делается это путем подачи заявления в судебные инстанции.

Помимо кредиторов представить претензии вправе временный управляющий, занимающийся поисками активов для исполнения обязательств компании должника.

На подобное ходатайство дается 36 месяцев с момента признания должника банкротом. Именно такой срок исковой давности установлен.

Важно

Ответственным лицам нужно учитывать, что неподача заявления о несостоятельности также как его направление с нарушением сроков – основание для возникновения субсидиарной ответственности, тогда как как своевременное инициирование процедуры банкротства не только позволит избежать обвинений, но и сократит расходы компании.

На рассмотрение заявления отводится стандартное время – 60 дней с момента его принятия и регистрации в судебной канцелярии.

Как избежать субсидиарной ответственности

Претензии кредиторов не всегда гарантируют, что будет возложена субсидиарная ответственность на виновных в несостоятельности компании. Всегда можно доказать собственную непричастность, если действия должника были правомерны.

Основания для освобождения от данной ответственности – отсутствие:

  • полномочий на принятие резолюций, повлиявших на признание должника банкротом;
  • средств на балансе предприятия для покрытия судебных и иных издержек;
  • доказательств вины директора должника и иных ответственных лиц;
  • причинно-следственной связи между действиями состава органов руководства юридического лица;
  • мотивов относительно неправильности действий руководителя должника.

Также возможно списание долгов при банкротстве физического лица. Но субсидиарная ответственность не относится к таким видам задолженности, поэтому даже в такой ситуации долг останется на учредителе.

Субсидиарная ответственность без инициирования банкротства

До июля 2017 года субсидиарная ответственность директора могла возникнуть только после завершения процедуры банкротства. С тех пор были внесены поправки в законодательные акты, позволяющие привлекать к ответу и без признания компании должника неплатежеспособной.

Такие корректировки были инициированы налоговыми органами, которые сталкивались с рядом трудностей. Например, многие организации не исполняли свои финансовые обязательства, но признавать свою несостоятельность не спешили.

Судебная практика

При банкротстве судебная практика противоречива. Отметим основные особенности разбирательства подобных дел:

  1. Контролирующие должника лица должны доказывать правомерность своих претензий, если контрагент приводит факты их вины. Иначе ответственными будут признаны учредители предприятия ((Определение ВС от 09.03.2016 № 302-ЭС14-147).

Источник: https://pravobez.ru/news/kogda-i-dlya-kogo-nastupaet-subsidiarnaya-otvetstvennost-pri-bankrotstve-kompanii-v-2019-godu.html

Водителю
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: